Владимир Телегин (telega2) wrote,
Владимир Телегин
telega2

Дети Войны (Часть первая)

Спецпроект «Дети войны»
Ян Шенкман, Максим Громов, Владимир Телегин (фото)
Детей, с которыми мы разговаривали, вывезли в Россию в самый разгар боевых действий. Они не до конца понимают, что именно произошло, но хорошо помнят бомбежки и обстрелы. Все они потеряли дом, у многих в зоне конфликта остались бабушки и дедушки, у некоторых отцы. Они – дети войны и главные ее жертвы. Самый сильный аргумент против кровопролития.

Поселок Коксовый, Белокалитвинский район, Ростовская область. Многофункциональный социальный центр в честь святой блаженной Матроны Московской.
Эмелина, 6 лет. Город Антрацит Луганской области. Приехала в Россию начале августа.






— Эмелина, почему вы уехали из Антрацита?
— Там бомбы падали, мы спали в погребе. Низко самолеты летали, могла бы в меня бомба попасть. Потом «Грады» еще стреляли, я боялась. Когда бомбили, света не было, и я не могла смотреть мультики, а мама не могла смотреть новости.
В Антраците у Эмелины осталось много игрушек: «Куколка, мишка, посудка детская, тигрята такие мягкие, уточки. А еще одна кукла была большая – Маша».
«Мы почти ничего не взяли с собой, - рассказывает мама Эмелины. — Даже холодильник не выключили. Бомбили так, что невозможно терпеть. Девочка до сих пор самолетов боится. Если пролетает что-то, сразу же прячется. Возвращаться нипочем не хочет, а я думаю: что же я холодильник не отключила, надо поехать посмотреть, взять вещи. Я вот сейчас не готова где-то в России устраиваться. Надо сначала вернуться и осознать, что там нету жизни. И тогда уже...»
— Эмелина, а где ты хочешь жить, когда вырастешь?
— В Киеве.
«Я рожала ее в Киеве. Муж мой там живет бывший. Он бандер с Западной Украины. И получается теперь, что родной отец должен идти воевать и убивать нас с Эмелиночкой. Вот как это возможно, скажите?»

Рома, 7 лет. Приехал из города Стаханов Луганской области.



Их вывезли в конце июля казаки, когда отца Ромы, ополченца, ранило осколками мины. Теперь они все вместе в одной палате: раненный отец, мать и Рома с младшей сестренкой. Потеряли все: дом, машину, все вещи — уехали с одной сумкой. Но больше всего жалко овчарку Тару, которая осталась в Стаханове. Рома и так напряжен, а когда спрашиваешь про собаку, не сдерживается, начинает плакать.
— Рома, кем ты хочешь стать, когда вырастешь?
— Солдатом. Я так решил.







Саша, 11 лет. Город Краснодон, поселок Орджоникидзе. Приехал в конце июля.









— Когда мы уезжали в автобусах, нас провожали пушечными выстрелами. Детям говорили, что это салют, но мы понимали, что это пушки. Из автобусов кричали: «Дети, дети!» А они все равно стреляли.
— Кто стрелял? Украинцы?
— Не знаю. По-моему, ополченцы. Там вообще не разберешь. Все с автоматами ходят и стреляют друг в друга прямо на улице. Раз приехали два уазика, один уазик стал стрелять по другому. Ему кричат: не стреляйте, свои. А он закатился под машину и начал палить оттуда.
Половина семьи у Саши уехала, а половина осталась. Больше всего он скучает по дедушке и по крестному, который ушел в ополчение. И еще остались друзья.
— Говорят, никуда не поедем. Подвалы есть, можно прятаться. Переживаю за них. Что с ними дальше будет? Но я, правда, не знаю, что со мной самим будет.
— А кем бы ты хотел стать, когда вырастешь?
— Разведчиком. Книжки читаю в основном про войну, про оружие, как пользоваться, как собирать, разбирать. У меня и журналов много про пулеметы, про пистолеты, все данные по оружию.
— В армию хочешь?
— Да, но только чтобы был мир. Ни в кого стрелять не хочу.
— А жить где собираешься?
— Хотелось бы в Украине.

Ваня, 5 лет. Луганская область, город Свердловск. Приехал в Россию в самом конце июля.









Ваня еще не понимает, что произошло, а тем более – кто с кем воюет и почему. Воспоминания отрывочные, но яркие и страшные:
— У нас в садике военные были. Они в нас стреляли.
Садик находился возле украинской погранзаставы. На заставу ворвались ополченцы, вывели украинцев и положили на землю. Детей эвакуировали. Все что запомнил Ваня: было много мужчин с автоматами и стреляли.
Однажды он спас всю семью. Сидели дома и вдруг задрожали стекла. Еще ничего не случилось, а он вдруг закричал: «Бомба!» И потащил всех в подвал. Только спустились, как началась бомбежка.
Любимая игрушка у Вани — маленькая красивая собачка с поводком на шее. «Были еще мягкие игрушки, много. Я с ними спал».
Все это осталось в Свердловске

Настя, 5 лет, Донецкая область, город Иловайск. Приехала в Россию в начале августа.






Папа у Насти – ополченец. Где он и чем он занимается, Настя не понимает. Связи с ним нет.
Квартира сгорела, но больше квартиры ей жалко кота Симпу, который остался в Иловайске.
Когда вырастет, Настя хочет стать феей.





















Благодарим за помощь Александра Шнайдера из благотворительного фонда «Белый ангел» и Сергея Пчелинцева из движения «В защиту детства».

Говорят украинские дети, вывезенные в Россию из-под мин и бомб

www.novayagazeta.ru
Tags: "помоги ребёнку", Дети Войны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments